Piplz.ru - Сайт о людях и для людей!
Сайт о людях - биографии знаменитостей, статьи, новости.
Навигация
Меню
Разделы сайта
Опросы
Какая информация на сайте Вас заинтересовала?

Фотографии знаменитых людей
Биографии исторических личностей
Биографии современных знаменитостей
Новости из жизни публичных людей

  Поиск



хостинг от .masterhost

Рейтинг@Mail.ru


Коро Камиль - биография, факты из жизни, фотографии, справочная информация.


Коро (Corot) Камиль (1796-1875), французский живописец. Наряду со строго построенными «историческими пейзажами» писал одухотворенно-лирические пейзажи, отмеченные богатством валеров, тонкостью серебристо-серой гаммы, мягкостью воздушной дымки, окутывающей предметы («Воз сена», «Порыв ветра», ок. 1865-70).




Коро (Corot) Жан Батист Камиль (16 июля 1796, Париж — 22 февраля 1875, Виль д'Авре, близ Парижа), французский художник.

Первая поездка в Италию (1825-1828 годы)

Родился в состоятельной семье и должен был идти по стопам отца-драпировщика. Коро начал заниматься живописью лишь в 26 лет: брал уроки у выпускника Академии А. Мишаллона, а затем у известного пейзажиста В. Бертена. В 1825 отправился в Италию. Пребывание в Риме стало годами его учения и началом самостоятельного творчества. Исполненные в Италии пейзажи Рима: «Вид Форума у сада Фарнезе» (1826), «Вид Колизея из сада Фарнезе» (1826), «Санта Тринита деи Монти» (1826-28, все в Лувре) — дышат свежестью восприятия поразившей его своей красотой природы и архитектуры Италии. Они, скорее, напоминают этюды. Именно здесь Коро понял, что «все написанное с первого раза более искренне и красиво по форме». В Италии он научился ценить превыше всего первое мимолетное впечатление от любого уголка природы. В пейзажах «Римская Кампанья» (1825-26, Музей Бойманса ван Бейнингена, Роттердам) и «Чивитта Кастеллана» (1826-27, Национальный музей, Стокгольм), передающих своеобразную красоту окрестностей «вечного города» с руинами античных построек, природа Италии выглядит более величественной, картинной. Красно-коричневыми теплыми цветами подчеркивается древняя первозданность пустынного ландшафта Кампаньи и живописность скалистого обрыва с группой пиний на его вершине в Чивитта Кастеллана.

Коро создает много рисунков с натуры, запечатлевая величественных в своей красоте жителей Рима, туристов, крестьянок из Альбано в ярких национальных костюмах, монахов, обнаруживая интерес к передаче всего характерного.

В пейзаже «Мост Августа в Нарни» (1827, Национальная галерея, Оттава) образ итальянской природы правдив и идеален одновременно. Руины древнего моста и пинии на берегу окутаны нежной розовой дымкой, превращающей реальный вид в некий пейзаж-мечту. «Меня упрекают за неясность очертаний, за расплывчатость в моих картинах.., но ведь лик природы всегда плывущий, меняющийся, в этом есть тайная сущность жизни», — напишет впоследствии Коро. Он любил писать утром, в момент пробуждения природы, когда все формы еще кажутся зыбкими в утреннем тумане.

В 1834 и 1843 годах Коро снова посетил Италию и создал виды не только Рима, но и Венеции («Утро в Венеции», 1843, Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва). Внимание художника привлек тихий уголок набережной у Дворца дожей и библиотеки Сан Марко. Тонкими градациями желтого и коричневого, серого и голубого тонов передано ощущение солнечного утра, присущей атмосфере Венеции особой влажной дымки, в которой растворяются четкие абрисы построек.

Полотна «Вилла д'Эсте» (1843, Лувр) и «Мост Августа в Нарни» (около 1843, Лувр) написаны во время третьей поездки в Италию. С террасы парка виллы открывается вид на селение и склоны гор, подернутые розовато-сиреневой дымкой, действительно присущей пейзажу Италии в часы яркого полуденного освещения. Фигурка пастушка, сидящего на мраморной балюстраде, служит как бы точкой отсчета для глаза смотрящего, связывая первый план с перспективой пейзажа. В полотне «Мост Августа в Нарни» Коро вновь обращается к написанию уже изображенного вида, но в отличие от раннего пейзажа, это новый взгляд на природу — теперь она не идеализируется, а полна жизненных сил. Коро изображает местность как бы чуть сверху, подчеркивая ширину русла и стремительный разлив реки. Руины моста не выглядят раритетом древности, им отведена менее значительная роль в панораме речной долины. Эта природа полна не идеального величия, а мощной жизненной красоты, ее реального дыхания.

На родине (1828-69 годы)

Жизнь художника, помимо поездок в Италию, была лишена примечательных событий. Он не покидал отцовского дома, а свою жизнь полностью посвятил искусству. Коро был трудолюбив, как его предки, крестьяне из Бургундии, и очень требователен к себе. Он до старости сохранил романтическую веру в моральное воздействие живописи на людей.

За свою долгую жизнь художник создал много работ, стремясь передавать разнообразные впечатления: «Мне не хватает красок» — жаловался он. Его виды Франции то лиричны в передаче небольших селений под Парижем, то уподоблены неким пейзажам-мечтам, в которых соединяется точность следования натуре и поэтическое воображение, преображающее виденное.

Простота и гармония композиции присуща полотнам: «Двор нормандской фермы» (1845, частное собрание), «Воз сена» (1855-70, Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва), «Колокольня в Аржантее» (1855-60, там же), «Церковь Моризель» (1866, Лувр), «Порыв ветра» (1864-73, Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва). В каждом из них вид уголка скромного селения наделен особой поэтической тональностью в передаче настроения художника, его ощущением неяркой красоты сельской природы Франции. Стога сена, крестьянские дома, собирающие хворост или идущие с поля или в церковь жители придают видам еще больший лиризм в повествовании о повседневности. В полотне «Колокольня в Аржантее» с изображением улочки, ведущей к селению с церковью, по которой идут беседующие крестьянки, тонкие цветовые тональности словно рождают впечатление звуковых явлений: пения птиц, тихой беседы идущих. Своей строгой собранностью композиция картины «Церковь Моризель» близка предшествующему полотну. Две крестьянки идут по аллее парка к церкви. Переходы серого, коричневого, голубого тонов рождают чувство нежной гармонии красок ранней осени. Пластически весомо написанные голые тонкие деревца обрамляют дорогу и отражаются в воде луж.

Более изысканны и нереальны в цветовом отношении пейзажи-фантазии «Воспоминание о Мортефонтене» (1864, Лувр) и «Воспоминание о Кастель Гандольфо» (около 1865, Лувр). Природа и фигуры кажутся в них призрачными, напоминающими видения. Силуэты деревьев и фигур наделены особым музыкальным ритмом, как и серебристо-жемчужная гамма полотен, рождающая чувство плавно льющейся мелодии.

Пейзажи Коро всегда лиричны, натурная точность и элементы воображения сосуществуют в них в изысканно тонкой гармонии.

Однако художнику приходилось исполнять работы и не свойственные его дарованию. Для салонов были написаны картины «Агарь в пустыне» (1835, Метрополитен-музей, Нью-Йорк), «Диана и Актеон» (1836, там же), с изображением мелодраматических сцен из христианской истории и мифологии. Образ молодой крестьянки в портрете «Агостина» (1866, Национальная галерея, Вашингтон), словно позирующей в ярком национальном костюме, тоже отвечает натуралистическим салонным вкусам.

Но в своих лучших портретах («Девушка, расчесывающая волосы», 1860-65, Лувр; «Женщина с жемчужиной», 1869, Лувр; «Читающая пастушка», 1855-65, коллекция Рейнхардт, Винтертур; «Клер Сеннегон», 1840, Лувр; «Дама в голубом», 1874, Лувр), как и в пейзажах, Коро создает образы юных француженок, покоряющих жизненностью, и некие образы, навеянные классическими прототипами, в которых тонко соединяются черты натуры и идеала. Образ «Женщина с жемчужиной» рождает ассоциацию с женскими типами Рафаэля, а Клер Сеннегон — с моделями Энгра. Но идеальные образы муз в картинах «Трагедия» (около 1860, частное собрание) и «Комедия» (около 1860, Метрополитен-музей), напротив, передают впечатления от реальной натуры. Реальность и мечта о возвышенном в человеке и природе всегда существуют в искусстве Коро как две грани поэтического воображения художника.

Позднее творчество (1870-е годы)

Работы 1870-х годов («Мост в Манте», 1868-1870, Новая пинакотека, Мюнхен; «Облака над Па де Кале», 1870, Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва; «Башня в Дуэ», 1871, Лувр) свидетельствуют о попытках работать в старой манере и одновременно обращаться к новым темам и их новой живописной интерпретации, близкой поискам импрессионистов. «Я всегда стараюсь схватить все оттенки, тем самым передать иллюзию жизни, хочу, чтобы, глядя на мой неподвижный холст, зритель ощущал бы движение вселенной и предметов», — писал художник. Однако в созданном им тональном пейзаже-настроении природа не обладает той праздничностью, которой она наделена у импрессионистов. В видах Коро всегда передан не миг в жизни природы, а длящееся состояние, в них сохранена связь с классической традицией пейзажа, воплощен сплав романтической мечты и реальности. Вклад Коро в европейский пейзаж 19-20 веков очень значителен, он явился одним из предшественников импрессионистов и реалистического пейзажа 20 в.